Как продать пчеле мёд. Часть 1 "Пчела года"



Жила-была в одном лесу Дикая Пчёлка. Ничего особенного, пчела — как пчела. С ранней весны до поздней осени собирала нектар и цветочную пыльцу, заботливо наполняя крохотные кувшинчики. Потом кувшинчики аккуратно укладывала в кладовочки-соты, не забыв подписать, где и когда собраны были эти чудесные дары природы. В дождливые дни, когда цветочные бутоны закрывались, а крупные водяные капли стремительно неслись с небес, норовя сбить прямо на лету и вывалять в грязи любое крошечное создание, Пчелка не бездельничала. Она пересматривала свои кувшинчики, отбирала нужное, затем выливала их содержимое в большой котел и варила вкусный сладкий мёд. Конечно, можно было просто намешать всего и сразу — мёд все равно бы получился. Многие пчелы так и поступали. Но нашей Пчёлке такой подход был не интересен. Ей хотелось создавать какие-то новые медовые вкусы и ароматы, которые пробуждают чувства и вызывают эмоции, лечат или вдохновляют, дарят удовольствие, радость и вызывают восхищение. Она много трудилась, не только летая на самые отдаленные поляны и забираясь в сады, где хозяйки иногда высаживали редкие экзотические цветы, но и экспериментируя в своей маленькой домашней лаборатории, скрупулезно записывая новые рецепты.


И надо сказать, мёд у нее получался довольно неплохой — это признавали и другие дикие пчелы, и знакомые букашки, забегавшие иногда в гости попить чайку и поболтать за жизнь.

— Эх, Пчёлка, в Супермаркет бы твой медок! От покупателей отбою бы не было! — говорил ей толстый Майский Жук, уминая ватрушки с пергой, политые свежайшим нектаром.

— Ах, у меня от твоего мёда в крыльях такая легкость волшебная появляется, что хочется танцевать, танцевать... — соседка Стрекоза взмывала в воздух и начинала выписывать немыслимые пируэты над заросшим лилиями тихим прудом.

— Позвольте мне исполнить "Медовую рапсодию" в честь нашей дорогой Пчи! — маэстро Сверчок с удовольствием опрокидывал чарку мёда, собранного с дикого хмеля, поправлял неизменную бабочку и вытаскивал из футляра свою старенькую скрипочку.

Старый приятель Муравей вообще почти ничего не говорил, только причмокивал и мычал от удовольствия, набивая брюшко очередной порцией мёда, приготовленного по очередному новому рецепту:

— Мм-м... Старушка, это круто! Мм!

Все было замечательно, но Пчёлке иногда вдруг становилось немного грустно. Ну вот собирает она нектар, старается, медок варит, а кушать-то его и некому. У других пчел своего меда полно, друзья-букашки много ли съедят? Так, побалуются... Ну иногда с собой прихватят, чтоб своих домашних или друзей угостить. А соты-кладовочки ломятся уже от запасов, того и гляди — улей треснет! Пчёлка вздыхала. Можно бы и прекратить сбор, отдохнуть — кувшинчиков не на один «перекур» хватит. Но как-то не могла она сидеть сложа лапки, все время манили ее дали дальние, наполненные то нежным ароматом цветущего персика, то горьковатым запахом резеды, свежестью мяты или сладостью клевера... И начиналось настоящее наваждение, заставляющее ее в эти самые дали лететь, заранее зная, что вряд ли удастся больше пары-тройки кувшинчиков домой притащить. Но в душе уже порхали бабочки, а в мыслях рождались новые невероятные рецепты, которые хотелось воплотить немедленно!

И вот что тут поделаешь? Хоть бери, да и выбрасывай половину накопленного добра! Время от времени Пчёлка открывала какую-нибудь кладовочку и начинала перебирать кувшинчики, проверяя качество сырья и готового продукта — что-то действительно шло в утиль, что-то порождало вдруг новые идеи и отправлялось в лабораторию, а что-то бережно укладывалось обратно, всколыхнув в душе Пчёлки приятные воспоминания или ностальгию по давно ушедшим временам. Среди кувшинчиков были и те, самые-самые первые, когда она еще только училась варить мёд и составлять рецепты. Сейчас Пчёлка постеснялась бы даже показать кому-то свою первую неумелую стряпню. Но выбросить эти сомнительные и нелепые смеси — все равно что выбросить частичку своего прошлого, частичку себя. Древность отправлялась обратно в самый дальний уголок, кладовочка со вздохом запиралась и Пчёлка снова возвращалась к реалиям дня сегодняшнего, с главным вопросом — что делать?

Супермаркет, о котором не раз упоминал добряк Май, был очень заманчивым вариантом. Пчелка даже специально летала в город, чтобы взглянуть на этот Храм Настоящей Еды! Огромное светлое здание, длинные ряды высоких стеллажей, заставленных самыми разнообразными банками, бутылками, коробками... Пчелка облетела большой холодильник с молочными продуктами — надо же! Про молоко ей знакомые буренки, пасущиеся на лугу по соседству, рассказывали, но вот что из него еще столько всяких чудных продуктов производят, они, похоже, и сами не знали. Да и кто ж корову в Супермаркет пустит???

Еще Пчелка видела всякие овощи-фрукты, которые из опыленных ею и сестрицами цветков вырастают. Она их, конечно и раньше на деревенских огородах наблюдала, но на чистеньких магазинных полках, укутанные в блестящий прозрачный целлофан они выглядели как-то иначе — более «круто», как сказал бы дружище Муравей.

В общем, насмотрелась Пчелка в Супермаркете всяких чудес и диковинок. Когда до полок с мёдом добралась, голова уже просто кругом шла, а крылышки едва трепетали. Медовые полки были просто шикарны! Каких там только баночек не было: и крохотные совсем, и огромные, формы и материалы разные — от незатейливой жестянки-кругляшки до керамического медведя или деревянного бочонка. А этикетки! Каждая гласила, что именно здесь мёд самый лучший, самый свежий, самый вкусный и самый полезный! Пчёлка даже счет времени потеряла, разглядывая все это великолепие. Спохватилась только, когда солнце к закату склонилось — едва до темноты домой добраться успела.

И поселилась с тех пор в ее душе Мечта: ах, вот бы и ее медок перекочевал в такую волшебную баночку! Ну хоть немножко, хоть в одну-единственную! Она бы поставила эту драгоценную баночку на самое видное место и гордо демонстрировала бы друзьям. А на этикетке сияло бы золотыми буковками ее, Пчёлкино, имя...

***

Мечта, это конечно хорошо. Но вот беда: как воплотить ее в реальность, Пчёлка не представляла. От других пчел она слыхала, что есть такие артели специальные, которые мёд собирают и по баночкам красивым раскладывают. Но толком никто из диких пчел ничего не знал. У них в лесу если кто мёда хотел, так мог и без вопросов в улей залезть — хоть Медведь, хоть Оса, хоть пришлый люд какой. Ну, с Осами все просто — залетела на огонек, попировала немножко, и восвояси. А вот Медведь мог и весь улей разворотить, и тебя проглотить, глазом не моргнув. А люди... Непредсказуемые они и подлые, хуже медведя! Тот по дурости все соты разнесет, а эти — с вывертом! Нет бы просто у хозяев медку попросить, так норовят гадость вонючую в улей засунуть и поджечь. Все потом дымом так воняет, что вместо мёда какая-то одурь сонная выходит! Это хорошо еще если сам улей не сожгут после грабежа, или в реку не кинут...

Ходили по лесу слухи, что иногда люди диких пчел с собой уносят. Ульи им строят — просторные, деревянные, и предлагают оставить свою лесную дикость и окультуриться. Вот такой «культурный» медок в Супермаркеты и попадает. Шептались даже, что пчел этих порой сладеньким подкармливают, чтоб зря крылья по лесам-полям не били, а медку побольше варили. Но Пчелка сплетням не верила — что за мёд без пыльцы и нектара? Срам один и стыдобища! Кто ж его покупать станет?

«А что, может и вправду на пасеку слетать? Самой на все посмотреть, с опытными медоварами пообщаться. Глядишь, чего дельного посоветуют... — размышляла она, набивая очередную кладовочку. — Только где они, пасеки эти?»

Кто ищет — тот всегда найдет! Так и Пчелка набрела однажды на большую пасеку. Пчел там — видимо-невидимо! Шум, гам, суета! Одни носятся туда-сюда — кувшинчики наполняют, да в ульи тащат; другие над котлами кружат, мёд варят — поварешки так и мелькают! Третьи лапками деловито размахивают и жужжат, жужжат, как заведенные — руководят, похоже. Хоть вроде и вместе живут они на пасеке, и дело одно делают, но какие-то разные все...

Пчёлка забралась в бутон дикой розы, и с интересом наблюдала сквозь лепестки за жизнью пасеки, пытаясь разобраться в происходящем.

Вот некоторые пчелы — упитанные, вальяжные, тяжелые как бомбардировщики. Сидят где повыше, поудобнее, собратьям вещают что-то, за кувшинчики хвататься не торопятся. Другие - цветочки получше, подушистее выбирают, не слишком суетятся, но и не ленятся — совмещают, так сказать, приятное с полезным. А некоторые — мелкие, неугомонные, растрепанные какие-то. То норовят друг у друга кувшинчик из лапок вырвать, то нектар прямо из-под чужого носа утащить, а то и вовсе в драку лезут! А из-за чего — не понятно даже.

Долго Пчёлка наблюдала за возней в этом «культурном сообществе», и как-то постепенно решимость поболтать с умудренными опытом коллегами ее покидала. Где она — и где они? Даже эти мелкие прохиндеи чувствуют себя вполне вольготно и уверенно, следуя каким-то писаным или неписаным правилам, установленным в пчелином городке. А она — дикая, совершенно ничего не смыслящая в большом и серьезном мире Настоящего Мёда...

Но Мечта — на то и мечта, чтоб двинуть нас однажды под зад коленкой в нужном направлении. И Пчёлка, набравшись храбрости, направилась искать ответы на свои не вполне еще дозревшие вопросы.

***
Домой Пчелка летела в раздумьях, ни на шаг не продвинувшись к заветной баночке. Нельзя сказать, что окультуренные приняли ее плохо — вовсе нет! Новые знакомые были вежливы и доброжелательны, похвалили качество ее мёда, попотчевали своим, приглашали наведываться в гости вместе с другими дикими сестрицами. Оказывается, у них даже Медовые состязания проводятся и всякие другие мероприятия! А победители получают не только разные награды, но и право на Персональную Баночку! Надо же! Интересно, может ли она тоже поучаствовать? Вроде бы намекнули что да, но как-то скептически...

***

С тех пор Пчёлка начала часто летать в пчелиный городок — обмениваться рецептами, выставлять на дегустацию свои кувшинчики и снимать пробу с чужих, обсуждать события пчелиного мира и просто общаться, наслаждаясь обществом приятных, интересных и талантливых собеседников. Своих старых друзей она тоже не забывала, просто на вечерние посиделки за чашечкой чая они собирались гораздо реже.

Большой культурный мир, пронизанный миллионом медовых ароматов, захватывал и кружил голову, притягивая своей доступностью и недоступностью одновременно. Он стимулировал идеи и распалял воображение, заставляя Пчёлку трудиться не покладая лапок в своей домашней лаборатории над изобретением новых рецептов и улучшением старых. Иногда ей казалось, что это не она творит очередной мёд, а мёд руководит и направляет, нашептывая, сколько какого нектара добавить в котел и где раздобыть редкую пыльцу для уникального вкуса и волшебного аромата.

— Дорогая, ты стала высококлассным медоваром! Пора выбираться из лесной глухомани, — сказала однажды Пчелке умудренная опытом подруга, продегустировав очередной душистый кувшинчик. — - Тебе уже пришло приглашение на ежегодные медовые состязания?

— Мне? Приглашение? — удивилась Пчелка.

— Конечно! Твой мёд выше всяческих похвал, а значит ты достойна стать номинантом «Пчелы года».

— Шутишь! — Пчёлка недоверчиво посмотрела на подругу.

— Какие шутки? — в свою очередь удивилась та.

— Но... Но я же дикая, никому не известная... И вообще... — Пчёлка неопределенно дернула лапкой.

— Глупая! В состязаниях могут принять участие все, кого Медовый Совет сочтет достойным. Так что готовь свои лучшие кувшинчики.

— А если... ну... Если не пришлют приглашение?

— Пришлют, не сомневайся! — убежденно ответила Пчела. — А если не пришлют, то ты сама можешь отправить несколько кувшинчиков на дегустацию в Медовый Совет и получить разрешение для участия в состязаниях.

— Ух ты! А я и не знала, что так можно.

— Можно и нужно. Нас ведь много, трудно за каждым уследить, — подруга серьезно посмотрела на Пчёлку. — Я в первый раз именно так и напросилась. Теперь сами каждый год приглашения присылают.

— Класс! — Пчёлка восхищенно всплеснула лапками. — И у тебя есть настоящая Персональная Баночка?!

— Нет конечно! — подруга расхохоталась, глядя на недоуменную физиономию молоденькой наивняшки. — Но зато у меня уже целая батарея Баночек Ассорти с красивыми наклейками, и куча дипломов со статусом номинанта в самых престижных медовых состязаниях.

— И что ты с ними делаешь?

— С Баночками? Ничего. — Подруга пожала плечами. — Любуюсь, иногда открываю и наслаждаюсь несколькими капельками нашего общего волшебства. Угощаю друзей, заказывая для них Баночки. Им лестно получать такие «важные» подарки с моим именем на этикетке, а я тешу свое маленькое тщеславие, — в тоне Пчелы послышалась легкая ирония и она снова рассмеялась.

— — А эти... дипломы но-... но-ми-нанта? — Пчёлка не очень хорошо понимала, что это такое и зачем оно нужно.

— Диплом — это как бы документ. Бумага. Они у меня в специальной папочке лежат. Особой пользы в них нет, но вот если хочешь свой медок в какую-нибудь маленькую артель пристроить или в магазинчик, то можно перед носом у тамошнего руководства ими пафосно поразмахивать. Серьезный брендовый логотип подтвержденный подписями самых важных персон медового бизнеса свое дело сделает, и эти напыщенные и хамоватые господа не посмеют напомнить, в каком месте у тебя жало.

Пчелка хихикнула, представив важного толстяка в полосатом жилете и шляпе, гордо восседающего на огромной пирамиде банок с мёдом.

***

Приглашение и вправду ожидало Пчёлку в почтовом ящике. Она несколько раз перечитала послание, внимательно изучая правила состязаний, и начала производить ревизию своих запасов мёда.

Отобрать кувшинчики на конкурс оказалось не просто — самые блестящие Пчёлкины рецепты, которыми она втайне гордилась, вдруг стали казаться ей не такими уж и замечательными. Одно дело — угощать друзей, выслушивая их похвалы, и совсем другое — представить свою стряпню на суд Большого Медового Жюри. Пчелку даже в жар кидало от одной только мысли, что ее медок будут дегустировать такие знаменитые медовары.

— Ты что это, переезжать вздумала на ночь глядя? — выдернул ее из сумбура мыслей знакомый голос. На пороге топтался Муравей, удивленно разглядывая разбросанные по всему улью кувшинчики.

— Ой, Мураш, проходи! Я так рада, что ты заглянул! — Пчёлка быстро расчистила путь к стоящему в уголке столу, за которым они обычно чаевничали, и разожгла самовар.

— Так что ты затеяла? — снова спросил Муравей, прихлебывая свой любимый ромашковый чай.

— Принимаешь... — Пчёлка поведала другу про конкурс и поделилась сомнениями. -... Вот.

— Старушка, не морочь себе голову, — Муравей блаженно откинулся на мягкую спинку диванчика и погладил себя по раздувшемуся брюшку. — У тебя отличный мёд. Просто возьми те кувшинчики, которые самой больше нравятся.

— Думаешь? — Пчёлка с сомнением посмотрела на приятеля. — А вдруг им не понравится?

— И что?

— Ну как же... Там же у всех будет самое-самое... — она растерялась.

— Так и у тебя — самое-самое. Так ведь?

— Ну... наверное...

— И в чем тогда проблема? — Муравей хитро подмигнул подруге и запустил ложку в вазочку с медом. — М...м... Объедение!

Немногословный и практичный Муравей был как всегда прав: проблему создавала она сама. После ухода друга Пчёлка прибралась, отправив все кувшинчики по местам. На столе остались лишь несколько штук — самых любимых.

***

— Давайте посмотрим, что вы принесли. — толстая Оса быстро сняла пробу со всех кувшинчиков и удовлетворенно кивнула — Отлично!

Пчёлка незаметно подавила радостный вздох облегчения и слегка расслабилась.

— Так... — Оса придвинула калькулятор и начала что-то сосредоточенно подсчитывать. — Авторских сколько будем брать?

— А? — Пчёлка снова напряглась, пытаясь понять, о чем речь.

— Вы новенькая? — Оса понимающе глянула поверх очков на растерянную конкурсантку. — Понятно... Сколько Баночек нужно лично вам? Для себя, для друзей...

— Пять! — Пчёлка взяла бы и больше, но Авторское Ассорти стоило недешево.

— Хорошо... — Оса закончила расчеты и вручила Пчёлке квитанцию. — Как только внесете оплату, ваши кувшинчики тут же пойдут в производство. Авторские Баночки курьер вам доставит прямо на дом. — Оса вслух прочитала Пчёлкин адрес на бланке. — Все верно?

Пчёлка кивнула, попрощалась с толстухой и отправилась оплачивать счёт, который оказался довольно внушительным.

***
Пчёлка с нетерпением ждала своих Авторских Баночек, даже заказала новую резную полочку в соседнем муравейнике и нарядную салфеточку у знакомого ткача Паука. Каждое утро она просыпалась с мыслью, что сегодня вот наконец примчится курьер с заветной посылкой, а вечером засыпала с надеждой, что это непременно случится завтра. Время шло, а Баночек все не было, и Пчёлка даже забеспокоилась: не напутали ли адресом, не затерялись ли где ее кувшинчики?

— Да не переживай, привезут твои Баночки! — успокаивала ее подруга Пчела. — Просто до твоего Ассорти еще очередь не дошла — номинантов в этом сезоне уж больно много оказалось.

— А если до конкурса не успеют? — волновалась Пчёлка.

— Успеют. У них там график даже специальный имеется.

— Побыстрее хотелось бы...

Пчела только посмеивалась в ответ, вспоминая времечко, когда сама была дебютанткой.

***

Долгожданное событие произошло, как всегда — неожиданно и прозаично. Пчёлка возвращалась домой уставшая и злая — вылазка за особым клеверным нектаром на дальнюю поляну оказалась неудачной. Похоже, накануне там паслись овцы — вся полянка вытоптана, нежные молочные цветочки обглоданы до корней, а те что уцелели - безнадежно загажены овечьим пометом. Она негодующе выругалась не самыми приличными словами в адрес этих тупых косматых тварей — поляна была единственной во всем лесу, где рос этот вид клевера.

Возле дома ее поджидал какой-то зеленый хмырь в кепочке — Пчёлка даже не сразу поняла, что это курьер.

— Получите. Распишитесь. — хмырь сунул ей под нос какую-то бумажку и ручку. Пчёлка машинально черкнула в указанном месте. Кузнечик молниеносно спрятал бумажку и вытащил из рюкзака большую коробку:

— Держите.

— Спа... — но зеленого курьера уже и след простыл.

Открыв коробку, Пчёлка просияла: долгожданные Баночки! Усталость и злость мигом куда-то улетучились. Она аккуратно вытащила небольшие простенькие стеклянные цилиндры наполненные Медовым Ассорти и расставила их на столе, не веря своему счастью. У нее есть собственные Баночки! Пусть не Авторские, пусть Ассорти, но самые настоящие Баночки, а не обычные кувшинчики, которых завались у каждого мало-мальски опытного медовара. Пчёлка осторожно сняла тугую крышку с одного цилиндра и с наслаждением вдохнула густой сладкий аромат медовой смеси, улавливая в нем знакомые нотки и оценивая незнакомые.

— Ну, дождалась, вижу, — ироничный голос подруги Пчелы прозвучал так неожиданно, что Пчёлка едва не выронила драгоценную баночку. — А я тут мимо пролетала, решила на огонек заскочить.

— Ах, дорогая! — Пчёлка кинулась к подруге и закружила ее в восторженном танце. — Я так счастлива, ты не представляешь!

— Представляю, — подруга едва вырвалась из Пчёлкиных лапок и без сил рухнула на диванчик. — Уф, умаяла! Доставай свой хмельный мед, будем твои первые Баночки праздновать. Я тебе тут и подарок припасла.

— Подарок? — Пчёлка приняла из лапок подруги красивую увесистую золоченую рамочку, украшенную завитушками.

— Диплом номинанта... — Пчела указала на раскрытую коробку.

— А! — Пчёлка так увлеклась Баночками, что совершенно забыла, что к ним в комплекте полагается Диплом.

Вдвоем они вставили толстую глянцевую бумагу в рамку и водрузили на полочку.

— Завтра Муравья попрошу гвоздик вбить, а сегодня пусть так постоит. — Пчёлка заботливо поправила кружевную салфетку, украшающую полочку.

— Что-то ты маленькую полку заказала, подруга, — Пчела поставила рядом с Дипломом одно Авторское Ассорти.

— А зачем больше? — Пчёлка отлетела подальше чтобы полюбоваться своим личным пьедесталом почета.

— Чтобы следующие баночки было куда ставить, — назидательно сказала Пчела. — Тебя теперь ежегодно на «Пчелу года» номинировать будут. А еще существует тьма других конкурсов, в которых можно поучаствовать.

— Да ну? — Пчёлка недоверчиво посмотрела на подругу.

— Ну да! — та рассмеялась. — У некоторых уже не полочки, а целые этажерки в ульях стоят. А особо тщеславные медовары даже на своих фасадах дощечки крепят с перечислением собственных номинаций.

— Зачем? — Пчёлка вытаращила глаза.

— Не знаю. Наверное, чтобы все знали, где живут потенциально великие медовары... — сарказма подруге было не занимать. — Жаль, что к Авторскому Ассорти еще памятные медальки не прилагаются. А то бы летали, жестянками гремели, чтоб всякая букашка им с почтением кланялась и дорогу уступала.

***