Нарушитель запретов (Клубничные страсти, гл 4)


Печенье и впрямь было очень вкусным, особенно с крепким горячим чаем. Аркаша даже не заметил, как они на пару с Доктором опустошили жестянку. В банке помимо печенья оказались кружевные бумажные розеточки, что было очень кстати.

Сытый и довольный Доктор улегся на свою подстилку в углу и с интересом наблюдал, как хозяин мечется по кухне, заглядывая в разные шкафчики и выдвигая ящички. Это было непривычно: обычный маршрут мужчин в этой кухне включал четыре основных пункта: холодильник, микроволновку, стол и раковину. Всем остальным заведовала мама. Даже сейчас, когда родители в отъезде, маршрут Аркаши почти не изменился: перед тем, как на две недели покинуть дом, мама наготовила кучу еды, разложила все по небольшим пластиковым контейнерам, аккуратно подписала и отправила в морозилку. Для Доктора в морозилке был выделен отдельный ящик — с такими же контейнерами, но побольше. Аркаше только оставалось разморозить желаемое и разогреть. С одной стороны это здорово — не нужно тратить время на готовку, ходить по магазинам, тщательно рассчитывая скромный бюджет, с другой… С другой — у Аркаши была тайная страсть. К кулинарии. Почему тайная? Потому что все попытки Аркаши доказать маме свое право на овладение поварским искусством разбивались о ее гранитное «Нет!» Мама почему-то считала, что священнодействовать у плиты могут только женщины, а мужчины пусть занимаются своими мужскими делами (что интересно, к мытью посуды сей закон не относился: чашки и тарелки за собой Аркаша научился мыть, как только дорос до раковины).


Почему мама так ревностно охраняла кухню от посягательств сына, Аркаша не знал. Сама она готовила великолепно — это подтверждал тот факт, что когда приходили гости, праздничный стол неизменно пустел быстрее, чем заканчивается алкоголь. А когда в гости приглашали их, то хозяева умоляли не покупать никаких подарков, а осчастливить собственноручно приготовленным тортом или еще чем-нибудь не менее восхитительным.

В выходные мама зачастую отправлялась за покупками по одной ей известным магазинам, и возвращалась домой с грудой разных коробочек, пакетиков и бутылочек с какими-то диковинными травками-приправками, эссенциями и еще бог знает чем. Для всей этой «ведьмовской кухни», как шутливо называл ее папа, даже существовал отдельный шкафчик. Будучи ребенком, Аркаша тайно заглядывал в него, как в некую волшебную лавку. Он зачаровано разглядывал разноцветные жестянки, глиняные кувшинчики в затейливых узорах и склянки с непонятными надписями гадая, что же там внутри.

Аромат в шкафчике стоял непередаваемый: в нем смешивались запахи трав и пряностей, ванили, ягод, цитрусов, кофейных зерен… Иногда Аркаша закрывал глаза и водил носом из стороны в сторону, вверх-вниз, улавливая, как запахи меняются, перетекают, переплетаются… Притрагиваться к маминым сокровищам он не решался, боясь получить нагоняй, а еще больше — что мама запрет эту волшебную страну на ключ.

Детские фантазии, подстегнутые нелепым запретом влекли Аркашу в загадочный кулинарный мир — ведь не зря же говорят, что запретный плод сладок. Правда, до сей поры кулинарией он наслаждался только теоретически: шарил по соответствующим сайтам, разглядывая интересные мастер-классы и картинки с восхитительными блюдами, читал рецепты, как увлекательные истории и мечтал, что однажды у него будет собственная кухня, и уж тогда-то он развернется! Пока же самые интересные рецептики он как бы невзначай показывал маме, а она с удовольствием воплощала их в реальность, радуя семью гастрономическим разнообразием.

И вот сейчас Аркаша собирался перейти от теории к практике и впервые нарушить мамин запрет. От нетерпения и возбуждения руки его подрагивали — большие алые ягоды чуть не посыпались на пол, когда Аркаша стаскивал с корзинки целлофановую упаковку. Чертыхнувшись, он осторожно переложил клубнику в сито и подставил под кран.

Сверившись с компьютером и освежив в памяти несложный рецепт, Аркаша сунул плошки с шоколадом в микроволновку и задумался: а не добавить ли в шоколад какой-нибудь эдакого? Рецепт намекал на коньяк или другой алкоголь, но Аркаша с возмущением отмел эту идею: слишком банально и вульгарно для нежной орхидеи по имени Даша! Зато ваниль… — он решительно распахнул заветный шкафчик.

Доктор шумно фыркнул, когда по кухне пронеслась слишком резкая для собачьего носа волна. Казалось запахи в шкафчике накапливались, как пар под крышкой кипящей кастрюли, и стоило только коснуться защелки, как дверцы распахнулись, выпуская наружу невидимый ароматный ураган.

— Где же эта ваниль? — Аркаша не знал, в каком виде была у мамы сия пряность. Пересмотрев с десяток бутылочек и баночек, он нашел нужную: на потемневшей этикетке цветок орхидеи и полустертая надпись латиницей. Осторожно отвинтив крышку понюхал: она. Только запах немножко отличается от того, который источают свежевыпеченные ванильные булочки. Он еще раз внимательно глянул на этикетку, но ничего нового не увидел. Пожав плечами, вернулся к вовсю пищащей микроволновке.

Наконец шоколадные смеси были приготовлены и Аркаша приступил к самой ответственной процедуре. Оказалось, что ровно и аккуратно покрыть ягодки шоколадом и приклеить на них золотые сердечки не так-то просто! Шоколад то ложился волнами, то не желал прилипать к ягоде, то неожиданно густел и его снова приходилось разогревать, — в общем вел себя совершенно по-свински! Ягоде примерно к десятой, Аркаша освоил процесс покрытия клубники шоколадом, и дело пошло веселей. Но тут закончился шоколад. По рецепту его должно было хватить на всю клубнику с лихвой, но рецепт не учитывал, что помимо клубники в шоколаде окажется стол, пол, руки и футболка «кондитера», а также его нос.

Аркаша осмотрел шедевры своего кулинарного искусства и решил, что для первого раза — неплохо. Глазированные ягоды были отправлены в холодильник, как того требовал рецепт, а Аркаша принялся наводить порядок на кухне, радуясь, что мама не видит этого бардака.

Плошки из-под шоколада были быстро очищены от сладких остатков с помощью языка, что сделало облик бравого «кондитера» прямо-таки героическим, добавив «маскировочные» полосы, как у заправского «Рэмбо»

— Доктор, ты клубнику любишь? — «Рэмбо» перебирал в сите оставшиеся ягоды, размышляя, как с ними поступить. Клубника изумительно пахла и Аркаша едва удержался, чтоб не надкусить сочную ягодку.

Пес лениво зевнул и прикрыл глаза, демонстрируя полнейшее равнодушие к предложенному лакомству.

— Ну и ладно, — Аркаша со вздохом высыпал ягоды в чашку, и сунув ее в холодильник, отправился в душ, на ходу стаскивая с себя извазюканную футболку.

....
1.03.2018

Клубничные страсти, гл 4