Рекурсия кирпича. Хранитель для гения

— Торвик! Торвик! — у нас получилось! — Рияма спикировала вниз прямо на Торвика, сбивая того с импровизированного кресла. Торвик, сосредоточено изучавший «Небесный вестник, не сразу понял, что происходит. Рияма радостно обвила его шею руками и оба рухнули на мягкий пух облака.

— Что получилось? — Торвик попытался поправить перекосившиеся забавные круглые очки.


— У нас будет малыш! — выдохнула Рияма, стащила с Торвика очки, и чмокнула его в нос. — Зачем ты опять нацепил эту ерунду? — очки полетели вниз сквозь образовавшуюся в облаке прореху.

— Ри! — Торвик рывком перекатился к прорехе, и Рияма оказалась снизу. — Я тебя отшлепаю!

Он заглянул в дыру и быстро щелкнул пальцами. Очки рассыпались в воздухе как маленький фейерверк.

Рияма уже отпустила его шею и теперь лежала раскинув руки и блаженно улыбалась.

Торвик шевельнул крыльями, возвращая себя в вертикальное положение. Усевшись рядом по-турецки, он задумчиво посмотрел на Ри.

— Ты уверена?

— Ага! Нам наконец-то выдали разрешение.

— Я уже почти потерял надежду. Сколько лет прошло?

— Двенадцать.

— Жаль, что так все вышло…

— Вик, да я все понимаю! Если б не та авария, они бы никогда не познакомились. И мы тоже… — Рияма поднялась, села напротив Торвика и нежно провела ладонью по ежику белоснежных волос.

— Это было бы печально, — согласился Вик. — Кого будем планировать?

Торвик не слишком любил сантименты, поэтому сразу перешел к делу.

— Не знаю пока… Сначала нужно выяснить, кто из хранителей Мурашкиных сейчас свободен. Я послала запрос — обещали после выходных ответить.

— А на Аничковых?

— Это крайний вариант. В Семейной Канцелярии мне посчитали вероятность гениальности младенца… И сказали, что нам нужен очень опытный ангел, который знает все тонкости обращения с Мурашкиными.

— Понятно… — Торвик слегка нахмурил брови. — Значит наша спокойная жизнь заканчивается. Я помню, каким Виктор был в детстве. Если у его сына процент гениальности выше…

— Почему сразу — сына? Может мы девочку выберем. И Мария все эти годы о дочери мечтала.

— Не важно, Ри! Гениальность от пола не зависит. А под чутким руководством такого папы, как Виктор, у ребенка будет шанс воплощать свои идеи с малых лет.

Торвик раздвинул облако и указал Рияме на своего подопечного: Виктор увлеченно таскал кирпичи из мастерской под навес у сарая. Замысловатый штабель, напоминающий круглую башню, рос на глазах.

— Видишь? Кто еще мог додуматься до рекурсии кирпича??? А генератор дождя? Ему тогда просто чуть-чуть мощности не хватило…

— И поэтому ты на дачный поселок пятидневный ливень направил… — Ри хихикнула, вспоминая события недавнего прошлого.

— Гений не должен терять веру в собственные силы! — Вик хитро улыбнулся. — К тому же, я спасал не только психику нашего гения, но и его задницу от разгневанных соседей. Из-за непогоды многие просто не поехали на дачу.

— Ты неотразим! — Рима с обожанием посмотрела на Торвика. — Сколько на твоем счету Мурашкиных?

— Восемнадцать. Их род очень древний. Но не всем удалось прожить долгую жизнь. — Торвик печально вздохнул. — Знаешь, с гениями всегда так. Они не похожи на других людей… Их часто не понимают и не принимают, потому что непохожесть пугает. Они с детства ощущают себя одинокими и отверженными… Не все могут вынести такое бремя. И сколько не старайся их уберечь — рано или поздно наступает момент, когда ангел-хранитель становится бессильным что-либо изменить.

— А Виктор?

— А Виктору несказанно повезло с твоей Марией. Я очень долго искал для него подходящую пару. И та авария… Это и правда был единственный шанс соединить их. Маше это дорого обошлось, я знаю… И тебе тоже, ведь она твоя первая подопечная. Прости меня, Ри…

— Но ведь теперь все будет хорошо? — Рияма с надеждой посмотрела на Торвика.

— Мы будем стараться! И нам нужен самый лучший хранитель для малыша Мурашкина.

***
Маша вытащила из духовки ароматный вишневый пирог, прикрыла его полотенцем и позвала мужа через окно. День клонился к вечеру и пора было ужинать.

Виктор водрузил последний кирпич на верхушку своей импровизированной башни, удовлетворенно улыбнулся и отправился мыть руки.

— Машенька, у нас гость? — спросил он проходя мимо накрытого на веранде стола.

— С чего ты взял? — удивилась Маша.

— Ты поставила три прибора.

— Мурашкин, ты когда-нибудь прекратишь свои глупые шутки? — Маша вышла на веранду с намерением отвесить мужу шутливый подзатыльник. Но рука ее беспомощно повисла в воздухе: стол действительно был накрыт на троих…

11.08.2017
..............................................

Не собиралась писать продолжение. Но вдруг возникла эта парочка ангелов и настойчиво потребовала ввести их в повествование)) Что поделаешь?