Семейные истории

 

Брат Игната - Захар Звездюк - личность известная не только в родной Звездюковке, но и далеко за ее пределами.

Еще в школе Захар смекнул: хорошо работать - это хорошо, а работать на себя - еще лучше! И предприимчивый мальчик Захарушка начал искать способы срубить денежку там, где и в голову никому не приходило. Помните историю Тома Сойера и платной покраски забора? Вот примерно таким макаром и набивал свою, тогда еще детскую кубышечку Захар Звездюк. Но советская строгая мораль индивидуальное предпринимательство не жаловала и Антонине с Юхимом не раз ставилось на вид, что сынок их с явными капиталистическими замашками и с этим надо что-то делать, пока не поздно.


Юхим только посмеивался про себя, и в тайне  старшим сыном гордился, - ни где ж не пропадет, сукин сын! А Антонина периодически дубасила Захарку, чтоб не повадно было мать с отцом перед людьми позорить. И то верно! Антонина ж - лучшая доярка в колхозе!  Даже медаль имеется, а уж грамот всяких с благодарностями  - и не сосчитать!
Маленький Игнат же поглядывал, как мамаша братца лупцуют,  и свои выводы делал.
А надо сказать, что рука у Антонины Звездючихи ох и тяжелая была! Да и сейчас, хоть она уже и седьмой десяток разменяла, нет-нет, да как влепит затрещину подвыпившему муженьку или кому из сыновей за словцо пакостное, потом пол-часа звезды перед глазами и кружат. А по молодости, так дрыном  отходить могла, что родная мама не узнает! Если кто в деревне драку учинял, так не к участковому бежали, а к Тоньке Звездючихе: помоги, мол, Антонина, разгони чертей этих окаянных!
Участковый смеялся: давай, говорит, тебя Тоня в помощники возьму! Как форму с погонами наденешь, - в деревне нашей тишина, как на кладбище будет. На что Антонина неизменно отвечала, что она и без всякой формы всем желающим кладбище устроить может.

Когда Антонина появилась в Звездюковке, все только удивлялись, как невысокий сухонький Юхим умудрился такую девку сосватать. А привез он ее с БАМа. Когда в 74 году БАМ объявили Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, Юхим как раз из армии демобилизовался (а он в Сибири служил) и сразу по этому самому комсомольскому призыву на стройку и махнул. Там с Тоней познакомился, - сначала дружба у них завязалась, а затем и любовь вспыхнула. А почему нет? Сердцу-то не прикажешь, а внешность и не важна, если людей друг к другу  как магнитом тянет. В общем, через два годочка домой Юхим вернулся не один. Свадебку отыграли по-новой всей деревней. Почему по-новой? А потому что зарегистрироваться влюбленные еще раньше успели и свадьба комсомольская у них была, - как без этого? Но что это за свадьба? Смех один...
В общем, зажили молодые счастливо, в любви да согласии. Правда, по-началу бабы звездюковские к Тоне присматривались: не шалава ли? Кто их там знает, на стройках этих... Но когда молодка одному ловеласу деревенскому челюсть вынесла, а другому фонарь засветила на пол-морды, - зауважали. А как Антонина на ферме колхозной освоилась, так поняли: цены нет девке! Она ж любую самую трудную корову в два счета раздаивала! Захарка народился, так Тоня домой прибежит, сына накормит, - и опять на ферму.

В общем, родительница Захара с Игнатом большим уважением пользовалась во всей области. Да и Юхим не отставал - парень-то мастеровой, хоть и хлипкий с виду, - и мебель сколотит, и дом построит, если надо. Пока вот, с рукой оказия не вышла... Но это уже другая история.

Телом братья пошли в матушку - такие же ширококостные да плотные, только вот росточек у Игната подгулял немножко, видать, отцовской крови больше досталось, чем брату. Захар же вымахал, - что верста коломенская! Да и силушкой не обижен. Но, как говорилось выше, не руками он решил деньгу заколачивать, а хитроумностью своей и предприимчивостью.

Когда из армии вернулся, - вторая половина 90-х была, самое предпринимательское время: законы меняются, друг с другом в противоречия вступают, да и не работают ни хрена. Что там как делать - никто толком не знает, - ни налоговая, ни власти местные... Для Захарушки - раздолье! И чего он только не перепробовал! То ларек заварганит, то у баб рушники скупит, да каким-нибудь иностранцам втюхает, то челноком в заграницы поедет, - на всю деревню барахла импортного навезет, - успевай только обновы примерять да расплачиваться! В общем, был парень несколько лет в глубоком поиске, - и прогорать, вроде не прогорал, но и барышей больших не получалось. И что-то вот хотелось ему, а чего, - не ведомо. Поездил Захар, страну повидал маленько, да и зарубежье тоже, но Звездюковку, в отличие от Игната, бросать не собирался.
А тут еще вдруг влюбился! И в кого? В деваху, которую, чуть не с пеленок знал! Захар раньше и внимания-то на Наталку не обращал, - ну живет за речкой чернявенькая с конопушками, ну и что? Да и мала, - ровесница Игнатова. 

И вот, пока пытался он бизнесменом крутым заделаться, Наталка-то и выросла! Да не просто выросла,  а такой красавицей стала, что у Захара прямо дух захватывало! Ну, может, если б он ее каждый день видел, то эффекта такого б не случилось... Но Наталка после школы в город поехала на медсестру учиться. А вернулась, - тут Захар и очумел сразу:  красивущая, моднячая, на шпилечках идет, бедра как лодочка на волнах качаются. Он к ней и подходить заробел сначала, но потом-таки малость в чувство пришел, в город смотался, букет шикарный прикупил, да подарки там разные, и "в заграницу" через мостик свататься пошел. А чего тянуть? Уведут девку-то!
Наталка сначала в отказ: "Ах, ну що Ви, Захар Юхимович! Я про сімейне життя поки і не думала навіть!"

Но потом поразмыслила здраво: парень видный, не дурак, деньги зарабатывать умеет. Семья хорошая, уважаемая... Что надо-то еще? Ну а за умом и чувства подтянулись, - растаяло девичье сердечко.

Неделю вся Звездюковка на Захара с Наталкой свадьбе гуляла, - то на одном берегу, то на другом. А после свадьбы поселились молодые на западном берегу, - уж больно дом хороший там продавался, - каменный, с мансардой да балкончиком. Вот так и оказался Захар "иностранцем".

1.09.206

"Живут на свете Звездюки..."